Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница

– А почему не стала? – проснулось мое любопытство.

– Дело в том, что я нашла свой аромат. – Лиза вздохнула и добавила мечтательно, зажмурив на секунду глаза: – Тим для меня как валериана. Когда я встретила его, в мое сердце вернулась весна, в небе запели птицы, а цветы распустились. Я поняла, что все, что было раньше, вело меня к нему. Он моя пара, и я никогда не отпущу его. Поэтому и настояла на ритуале, связавшем наши жизни. А пройдет еще несколько лун, и я буду готова к потомству. Тогда мы с ним покинем Антарию и уедем в небольшую деревушку, где мои лисята появятся Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница на свет. К тому моменту Тим обещал разработать зелье, которое я буду принимать, чтобы наши дети в полной мере переняли мою сущность и его гениальный ум.

– А Брайс знает, что вы планируете уехать?

– Конечно.

– Лиз, мы одна семья, – задумчиво посмотрела я на рыжую, – но все равно, у каждого столько секретов и тайн, что не хватит жизни разгадать их все.

– Так это же здорово! Иначе скучно жить.

– Наверное, – помрачнела я, – но поверь, я бы предпочла знать о некоторых событиях заранее.

– Ску-у-учно, – снова протянула Лиса.

– Безопасно, – парировала я.

– Сел, ответь мне на один вопрос, – стала серьезной рыжая. – Ты, вообще, жить Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница собираешься? Такая девушка, как ты, создана для любви. Ты когда на себя в последний раз в зеркало смотрела? Я знаю тебя всего несколько лет, но вижу, как ты расцветаешь с каждым днем. И дело не в том, что ты становишься невероятно женственной и привлекательной. Ты напоминаешь мне весенний цветок, который пробудился от зимнего сна, вырос и выпустил цветонос. Осталось совсем немного, чтобы он распустился. А мужчины, такие уж они существа, в обычное время весьма твердолобые и не замечающие ничего вокруг, тонко чувствуют это состояние девушки. И мало кто сможет пройти мимо, встречая на своем пути ту, которая всем своим Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница видом говорит, что готова к любви, пусть и не замечает этого сама. И каждый из них чувствует, что он не в состоянии отказать себе в удовольствии стать тем, кто завершит трансформацию и поспособствует превращению девушки в женщину. Особенно, – Лисичка усмехнулась, – если в венах мужчины течет частичка нашей крови. Тогда, чтобы добиться желаемого, они задействуют еще и природное обаяние, и мало кто может устоять в этом случае. Но это оборотни… Увы, основная масса мужчин не считают нужным или не способны быть нежными и заботливыми, а сорвать цветок так хочется. Многие из них настолько грубы, что стремятся полностью подчинить себе Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница женщину, воспитать под себя, уничтожить ее душу…



– Ты про Брегана? – тихо спросила я.

– Про него, мерзавца, – подтвердила Лисичка. – Ты не представляешь, насколько он был жестоким. Я благодарна богам, что они оборвали нить его жизни, в ином случае я бы сошла с ума. Но сейчас речь не обо мне. Почему я рассказываю это тебе? Потому что в свое время совершила похожую ошибку. Я считала, что ради денег можно поступиться своими чувствами, отрицать, что на свете существует любовь, и уверяла себя, что поступаю правильно. Сел, это не так. Если бы не Тим, я бы растворилась в ненависти и зачахла. Что, так и Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница будешь уверять себя в том, что ты только агрегат для добывания денег?! Всех не заработаешь, как ни старайся. Уж я об этом хорошо знаю, а неприятности огребешь. Зачем тебе столько?

– Это больше, чем один вопрос.

Я залезла на кровать с ногами и обхватила колени. Что тут сказать, не открывая всю правду? И так, чтобы признание не выглядело жалобами на нелегкую долю. Несмотря на то что я искренне любила Лисичку, грузить ее своими проблемами не хотелось. И потом я не знала, как она отреагирует на новые откровения с моей стороны. Подозревала, что ее совет может оказаться весьма дельным, и в то Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница же время опасалась, что сочту ее доводы убедительными и сверну с выбранного пути. А новой сумятицы в мыслях вовсе не хотелось.

– Так что скажешь? – нетерпеливо поторопила меня Лисичка.

– Я не знаю, – прошептала я.

– Эх, подруга… – Рыжая грациозно вылезла из кресла и потянулась. – Я бы сказала, что тебя обуяла жадность, но знаю, у тебя другие и весьма серьезные причины. Не надо, не рассказывай, если не хочешь. Но вот проблема: уцепившись клыками за старого кабана, ты рискуешь не заметить нежного зайца в кустах. Живи, Сел, дыши полной грудью и тогда, когда ты почувствуешь себя счастливой, все твои неприятности решатся сами.

– Мне бы Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница твою уверенность, – протянула я.

– На самом деле все просто. Если ты не поймешь это сама, то жизнь так тебя тряханет, что тебе ничего не останется, как поменять все свои приоритеты. И к богине своей не побежишь, ибо ей плевать на наживу, и в фаворе только те, кто не боится любви.

– Я не хочу любви. От нее люди теряют разум и становятся глупыми.

– Чем дальше ты будешь ее отрицать, тем хуже тебе станет, когда тебя настигнет это чувство.

– Откуда такая уверенность?

– Скоро все сама узнаешь, – загадочно улыбнулась Лисичка, – и вспомнишь мои слова, когда начнешь голыми руками ломать Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница клетку, так старательно выстраиваемую долгие годы. Это больно, Сел. Будешь плакать от отчаяния, корить себя, что потратила часть своей жизни на то, что оказалось ложным, и ненавидеть всех вокруг, потому что они позволили тебе совершить такую ошибку. А потом… собирать себя из осколков в единое целое и понимать, что прежней тебе уже не стать. Никогда. Но не будем о грустном. Последнее напутствие, ибо мое присутствие на ритуале не потребуется, Тим все сделает в лучшем виде. После того как выпьешь зелье и Тим закончит с обрядом, очень рекомендую тебе поспать. Так адаптация пройдет легче. И еще в ближайшие дни, если вдруг ситуация обернется Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница таким образом, что ты вдруг растеряешься, занервничаешь или впадешь в ступор, доверься чувствам. Они помогут, сами найдут выход даже из безнадежной ситуации, а ноги приведут тебя туда, где будет твое спасение. Но сначала, повторюсь, обязательно выспись!

– Не поверишь, – мечтательно прищурилась я, – но я мечтаю об этом последние несколько дней.

– Вот и чудно! – Лисичка подскочила, крепко обняла меня, подмигнула напоследок и пошла к выходу.

Глава 8

Немного посидев на кровати, я поняла, что не могу оттягивать наступление неизбежного. И даже если Тим еще ничего не подготовил, просто постою рядышком, тихо, как мышка. Все лучше, чем оставаться в одиночестве и Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница накручивать себя еще сильнее.

Я вскочила и быстро побежала по коридору в комнату мага.

Он что-то колдовал над кучей склянок, реторт и сначала даже не заметил моего появления. Я тихо уселась на стул в углу и осмотрелась. Не представляю, как Лисичка мирится с таким беспорядком. В этом плане Тим немного напоминал мне Алена. Видно, все маги сумасшедшие, хотя брат был более аккуратен и педантичен.

– А, ты уже пришла? – рассеянно спросил Тим, обернувшись – Жди, все почти готово.

Кивнула, соглашаясь, но он уже снова не обращал на меня никакого внимания. И повернулся в мою сторону лишь тогда, когда дверь открылась и Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница на пороге появился Брайс.

– Ты здесь? – удивился он.

– Смотрю на Тима, – доложила я, – сказал ждать. Вот я и жду.

– А я тебя потерял, зашел в комнату, а там никого нет. – Кэп подошел ближе и положил руку мне на плечо. – Страшно?

– Ага.

– Но ты готова? – В голосе Браса отчетливо слышалась тревога.

– Как тебе сказать, честно или соврать? – пошутила я, наблюдая, как Тим закончил со склянками и стал вычерчивать на полу пентаграмму и расставлять свечи. – Честно?

– Естественно.

– Боюсь до самого последнего демона, – выдохнула я признание, встала со стула, подошла к магу и присела на корточки рядом с ним.

– Тим, а Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница можешь все-таки рассказать, что делаешь, а то я слегка нервничаю?

– А ты не видишь? – хмыкнул маг, не прерываясь ни на минуту.

– А мне в подробностях.

– Любопытство сгубило кошку. Что толку рассказывать, все равно магические определения от тебя далеки.

– Ти-и-им….

– Тим, да скажи ты ей, ведь не отстанет, – посоветовал Брайс.

– Кто ее вообще сюда пустил раньше времени? – буркнул маг, поставил последнюю свечу, окинул еще раз рисунок внимательным взглядом и довольно улыбнулся.

– Я сама пришла, и ты вроде не возражал. Сказал, чтобы я ждала, и все.

– А, ну да, ну да, – рассеянно пробормотал Тим.

– Я просто не понимаю, для чего Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница пентаграмма, если буду пить зелье? – задала интересующий меня вопрос.

– Это закрепитель, – пояснил маг, – нам нужна полная луна, а она только через два дня. Но, во-первых, следует поторопиться, ибо мы с Лизой уедем послезавтра на несколько дней, а во-вторых – маги Академии не будут терять время попусту, и если твой амулет нашли, то «ловец» на тебя сделают в кратчайшие сроки. Мы немного подстрахуемся. Так, Лиза сказала тебе, что твои чувства станут сильнее?

Я кивнула.

– Не переживай. Когда закончим, я отсеку от тебя запахи и звуки, чтобы ты смогла поспать и хорошенько отдохнуть. Проснешься обновленная, что младенец.

– Ага, теперь поняла Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница. Тим, а что насчет крема? Чтобы и собачки меня не видели.

– Волки, – поправил Брайс.

– Лови… – Маг вытащил из кармана довольно внушительную по размеру склянку и сделал вид, что бросает.

Я было дернулась, попавшись на нарочитое движение, но потом поняла, что к чему, и просто протянула руку. Банка оказалась тяжелой. И когда только сделать успел?

– Тут много, – взвесив ее на ладони, отметила я.

– Так вы с Лисичкой плескаетесь в ванной по два раза на день, – приподнял бровь Тим. – Хорошо, если на месяц хватит. Потом напомни, сделаю еще.

– Ладно. – Открутила крышку и понюхала.

Запах был… как бы точнее Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница сказать, неприятный. Сильно неприятный.

– Добавишь свое масло для ванны, – посоветовал Тим, – ты же ванилью пользуешься. Она достаточно сильная, несмотря на нежный аромат. Будешь благоухать так же, как и раньше. Только не переборщи. И помни про воду. После каждого купания придется натираться заново.

– Я помню.

– Ладно. Становись в круг, будем колдовать.

– Магичить, – улыбнулась я.

– Какая разница, – поморщился Тим, – а если быть честным, меня это определение бесит. Все маги как с ума посходили. Если кастовать заклинания, то обязательно магичить и никак иначе, а колдовать для них не солидно. Но на самом-то деле – один демон. Осталось до кучи устроить разборки, что Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница нельзя магесс называть магичками. Им это тоже не нравится.

– Глупости какие, – удивилась я.

– А для них – вопрос престижа. Все, хватит болтать. Становишься в круг, пьешь зелье. Небольшое заклинание – и будешь невидима, как и Лисичка. Ой, чуть не забыл. Снимай с себя все железки: кольца, цепочки, серьги. Никакого металла!

– Навсегда?

– На время ритуала.

– Поняла.

Быстренько стянула с руки перчатку, кольцо де Ансаров и вынула сережки из ушей. Подозвала Брайса и протянула ему банку с кремом.

– Сбереги, – шепнула.

– Не волнуйся. – Кэп удержал мою ладонь в своей, а в глазах плескалось такое волнение, что мне стало не по себе.

– Брайс, не надо Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница так смотреть, пожалуйста. – Его беспокойство передалось и мне. – Все будет хорошо.

– Знаю, – выдохнул он и отпустил мою руку.

– Кэп, отходи давай, – распорядился Тим. – А лучше вообще выйди из комнаты.

– Нет.

– Нет так нет, – пожал плечами маг и протянул мне небольшой сосуд: – Пей.

Я послушно открыла крышку, залпом выпила зелье (ничего противного, похоже на травяной настой, только очень пряный) и отдала склянку Тиму. Он принял ее, отбросил в сторону, в последний раз размял пальцы и начал творить волшебство.

С каждым его словом, с каждым жестом, загипнотизированная речитативом заклинания и взглядом темных глаз, я постепенно впадала в состояние полной прострации. Изнутри поднималась Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница теплая волна, становясь все жарче и покалывая кожу множеством маленьких иголочек. Она накатывала, как в море во время прилива, все сильнее и сильнее, пока не накрыла с головой. Перехватило дыхание. Я сглотнула, чувствуя, как на лбу выступила испарина, вот только поднять руку, чтобы вытереть ее, – не смогла. Все тело превратилось в непонятный кисель, мышцы настолько расслабились, что казалось, еще немного, и я сама стеку на пол лужицей. И когда мне стало основательно не хватать воздуха, ибо не было сил даже на вздох, я поняла, что вижу мир иначе. Все чувства изменились. Эмоции стали на порядок ощутимее, краски ярче, а запахи Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница сильнее. То, что в обычном состоянии мне казалось переходами тонов, – та же обивка на диване, стоявшем у стены, – приобрело столько цветовых нюансов, что захватывало дух. Перед глазами промелькнули пятна всех цветов радуги. Я собрала последние силы и протянула руку вперед, пытаясь дотронуться до них, но она снова безвольно упала.

Закрыла на мгновение глаза, понимая, что не могу удерживать их в открытом состоянии, и тогда ощутила весь калейдоскоп запахов и звуков. Аромат жарящегося внизу мяса на немного скрипящем вертеле, легкий букет только что открытой бутылки с вином, оглушающую ругань Ваона на Ласса и стук ножа о каменный пол, шаги Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница Брайса по направлению ко мне и шелест мантии Тима.

– Это невероятно, – только и смогла прошептать, понимая, что язык не слушается, а собственный голос оглушает.

– Она сейчас упадет, – раздался громогласный крик Брайса. – Тим, что с ней такое?!

– Все в порядке, – успокоил его довольный маг. – Забирай ее и тащи спать. К тому времени как она проснется, тело уже отрегулирует чувства.

Меня подхватили на руки и прижали к себе.

Я вздрогнула от прикосновения и несильно втянула воздух носом. Брайс, только он так пахнет. Заботой и нежностью, силой и уверенностью, морем и лимонной цедрой. А еще известью. Хихикнула, не открывая глаз. Хорошо, что не подземельями Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница и пометом.

– Как ты? – обеспокоенно спросил он еле слышно, но его слова показались набатом.

– Хорошо, не говори больше ничего. Очень громко.

Брайс прижался к моим волосам, чуть сильнее стиснул в объятиях, отчего по коже как будто прокатился разряд молнии, и понес в комнату.

Скрип половиц, запах краски на стенах, дуновение ветра и несметное множество ароматов и звуков.

Я была настолько поражена новыми эмоциями, что почти сходила с ума от восторга. Если Лисичка постоянно так ощущает окружающее пространство, то могу ей позавидовать. Но и посочувствовать тоже. На мгновение представила, каково это, с таким обонянием снова очутиться в Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница катакомбах? Думаю, сошла бы с ума.

Дверь ко мне в спальню открылась с оглушающим скрипом. Четыре шага – и, немного наклонившись, кэп опустил меня на кровать. Дерево слегка всхлипнуло, принимая мой вес, и тут же замолчало. Шелест одеяла, скользящего по невероятно чувствительному телу. Легкий поцелуй в висок, тяжелый вздох, рваный выдох. Выключение света, снова скрип двери, и внезапное безмолвие.

Тим отсек внешние звуки и запахи, но с тактильными ощущениями ничего не сделал, догадалась я. Улыбнулась. Шальная голова чувствовала каждое перышко в подушке, а тело – каждую ворсинку на шерстяном одеяле, но эйфория, в которой я продолжала парить, оставалась. Ощущения радовали неимоверно, и Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница, немного привыкнув, я провалилась в сон. Невероятно яркое, красочное и наполненное миллионами запахов забытье.

Луна была настолько огромной, что казалось, заняла половину неба. Безразличная и холодная, с извечной тайной и полная тоски. Холод равнодушия и замерзшая страсть во взгляде, невысказанная мольба и страх стать отвергнутой. Такая близкая и в то же время далекая. Так хотелось протянуть руку, чтобы дотронуться, а понимание, что это невозможно, убивало… Я стояла во дворе Антарийского храма. Пустынное пространство, каменные плиты, холодные и немного шершавые. Ни единого звука, лишь дрожащие огоньки от факелов, бледный свет луны и тени от стен, живущие своей жизнью. Жутковато. Как тут оказалась Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница? Не знаю. Ночное безмолвие, легкая прохлада и одиночество. И невозможно понять, что сильнее вызывало страх. Посмотрела на себя. Странный наряд, похожий на карнавальный. Короткая кофточка, почти полностью расшитая золотом, сильно декольтированная и украшенная по вырезу жемчугом и красными гранатами, но при этом она не доходила даже до талии, отчего была видна полоска обнаженной кожи на животе. Широкая юбка из алого галгарского шелка с разрезами по бокам, из-под нее виднелась еще одна – из бледно-оранжевого муслина, почти прозрачная, но тем не менее скрывающая ноги. На бедрах – широкий пояс, также расшитый золотыми нитями и украшенный драгоценностями. Сами ноги – в Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница легких шелковых туфельках, сквозь тонкую подошву которых ощущалась каждая щербинка на каменном полу.

Ладони покрывал изящный растительный рисунок, выполненный золотой краской. Подняла руки, чтобы лучше рассмотреть его, и удивилась мелодичному звону браслетов на запястьях. Их было столько, что они закрывали руки почти до локтя, браслеты были и на ногах, но широкие и массивные.

Улыбнулась, изумляясь как яркости и богатству наряда, так и его необычности. Что-то такое я видела на иллюстрациях в книгах про Галгарию, но на мне все смотрелось невероятно экзотично.

Подняла руки вверх и коснулась головы. Лицо прикрывала бархатная полумаска, волосы были распущены и украшены странной Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница диадемой, с которой вниз спадали золотые нити с подвесками из драгоценных камней красного цвета.

О боги, я походила на языческого идола, которого нарядили на праздник и вынесли на улицу, чтобы показать народу. Вот только была глубокая ночь, освещаемая огромной луной, и ни одного человека поблизости.

Нежный ветерок донес аромат первоцветов. Я поморщилась. Никогда не любила их запах, он казался мне слишком неестественным, грубым и резким. Сами краски яркие и бесконечно радующие после однообразия и холода зимы, но вот аромат…

Все казалось таким реальным и одновременно пугающим. Сон или явь? Непонятно. Ущипнула себя за руку и коротко вскрикнула. Звук, отраженный стенами Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница, вернулся, повторившись эхом. Замолчала испугавшись.

Снова нервно оглянулась. Никого. Шагнула вперед, думая, в какую сторону двигаться, и отчаянно соображая, как я могла очутиться в храме ночью и когда успели распуститься цветы.

Волчий вой. Отрывистый, протяжный, который резко оборвался.

Быстро обернулась на звук и увидела огромного зверя, сидевшего на выходе с территории храма. Спокойный и неподвижный, он казался статуей, но слишком ярко светились глаза.

Попятилась.

Шаг, два, три. Волк не двигался, лишь смотрел немигающим взглядом.

Меньше всего на свете мне хотелось встретиться с ним. Слишком были живы в памяти воспоминания о нашей гонке с Брайсом, в попытках уйти от преследования Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница стражей.

Сделала еще несколько шагов назад, и тут зверь пошевелился.

Меня охватила паника, и я, прекрасно понимая, что совершаю глупость, но не в силах бороться с инстинктами, которые просто вопили об опасности, бросилась в храм.

Пробежала по центральному нефу, свернула налево и остановилась перед входом в обитель Селены. Развернулась и прислонилась к отполированному камню стены, ощущая обнаженной спиной его прохладу, но волк не следовал за мной, очевидно оставшись снаружи.

Выдохнула и пошла к покровительнице. Посижу рядом со статуей в одиночестве, согреваясь ее силой и лунными лучами, успокоюсь и буду думать, как выбираться.

Увы, даже это оказалось для меня Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница роскошью.

Он стоял спиной ко мне, рядом со статуей, и свет луны падал на них сквозь окна и проем в потолке. Мужчина – высокий, мускулистый, темноволосый, и богиня – словно очнувшаяся от каменного плена и сна, протягивала ему что-то.

Я качнулась и, еле сдержав вдох и ощущая себя последней преступницей, спряталась за колонной, продолжая смотреть на них. У меня появилось ощущение, что я подглядываю за чем-то не предназначенным для моих глаз. Некое таинство, только для двоих.

Легкий ветерок донес запах соли вперемешку с чем-то горьким, странно знакомым и невероятно притягательным. Не выдержала и сделала глубокий вдох. Полынь Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница и морская соль… Неужели… Сефер!

Мужчина обернулся, словно слыша мой безмолвный крик, и внимательно посмотрел в мою сторону. И вместе с его движением нарушилось таинство и магия картины. Статуя оказалась всего лишь мраморным изваянием, а вот Сефер – вполне себе живым, из крови и плоти.

Немного небрежное движение, когда он коснулся руки статуи Селены, и в его пальцах блеснуло что-то – небольшой серебристой молнией. Я снова едва не ахнула, когда поняла, что он забрал у богини. Мой подарок ей. Камень на тонкой цепочке, случайно доставшийся от странного торговца на рынке.

Не знаю почему, но у меня возникло ощущение потери, словно вырезали из груди Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница часть сердца. А Сефер, будто зная, что я прячусь за колонной, уверенно направился в мою сторону. И с каждым его шагом мне хотелось сделать сразу две взаимоисключающие вещи: съежиться или стать невидимкой и броситься ему навстречу.

На раздумья времени совсем не оставалось, а сердце стучало как бешеное, но с такими перебоями, что я не понимала, то ли оно хочет выпрыгнуть наружу, то ли окончательно остановиться. И пока я находилась на перекрестке собственных желаний, не понимая, что делать, оно снова яростно понеслось вскачь, внезапно остановилось, и… я проснулась.

Резко вздохнув, я села на кровати. Первое время не осознавала Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница, где нахожусь, но постепенно глаза оценили как обстановку комнаты в трактире Ваона и приглушенный свет, пробивающийся из-за плотно задернутых штор, так и Лисичку, сидевшую с ногами в кресле напротив кровати и с улыбкой смотревшую на меня.

– Привет, сестричка. Уже утро, пора вставать. Как спалось? – поинтересовалась она.

– Ужасно, – честно призналась я, – кошмар приснился. Сердце до сих пор заходится. Если не сложно, налей мне морса, он на столике стоит. – Спустила ноги с кровати и на секунду прикрыла глаза, болевшие от слишком резкого пробуждения.

– Держи. – Лисичка протянула мне напиток из малины, который я с удовольствием выпила.

Стало немного получше.

– Что снилось? – Любопытство Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница в голосе было неприкрытым.

– Более правильным будет определение «кто», – буркнула я и, потянувшись, спрыгнула на пол. – Дай мне пару минут.

Быстро прошла в ванну и привела себя в порядок. Взяв со столика банку с кремом, приготовленную Тимом, капнула в нее несколько капель ванильного масла, перебивая неприятный запах. Закрыла крышку и хорошенько потрясла, перемешивая. Снова открыла и быстренько намазалась. Принюхалась. Аромат, который я использовала уже несколько лет, казался очень насыщенным, что воспринимался немного непривычно. До этого я почти не замечала его, кроме тех моментов, когда только добавляла в ванну. Ладно, привыкну. Зато волки не найдут! А это самое Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница главное.

На обратном пути залезла в шкаф, достала одежду и переоделась. Белоснежная нижняя рубашка, поверх – шерстяное платье скромного серого цвета, но украшенное по линии декольте красивой вышивкой, изображающей виноградную лозу. Что самое главное было в нем, так это замаскированный разрез почти до бедра, что позволяло ездить в мужском седле. Естественно, под такое платье полагались тонкие узкие брюки. Про них я тоже не забыла.

Снова села на кровать, надела украшения, предусмотрительно оставленные Брайсом на столике у кровати, и натянула сапоги.

Переместилась за туалетный столик, присела и вытащила коробку с косметикой. Пока амулета нет, будем рисовать нужные черты лица. Посмотрела на себя в зеркало Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница, и собственная физиономия показалась мне необычной. Что-то такое было в глазах – они непривычно блестели, а золотистые искры, всегда прятавшиеся в их глубине, стали ярче и отчетливее. Немного теней на веки, чуть побольше пудры, а тонкая кисточка, подчиняясь движению руки, уверенно поменяла разрез глаз. Слегка подправила брови и добавила капельку блеска на губы. Идеально. С прической возиться не хотелось, так что привычная тугая коса, обернутая вокруг головы и закрепленная шелковой лентой, а сверху – косынка, полностью закрывающая волосы, завершили образ. Незачем привлекать внимание к моей рыжей макушке. Еще раз посмотрела на свое отражение и осталась довольна.

– Не томи.

– Ты Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница о чем? – Я развернулась на стуле и посмотрела на Лисичку.

– Тебе Брайс приснился?

Увы, совсем другой. И правда, вот почему мне не приснился кэп? Думаю, мне понравился бы такой сон. Брайс надежный и добрый, сильный и преданный. Но – совсем не заставляет мое сердце биться сильнее. Чего не скажешь о Сефере. Этот – полный мерзавец, негодяй и хам. О, богиня, Сефер почти добрался до меня во снах, да и наяву… ему до этого всего несколько шагов осталось. Но я смогу его переиграть, надеюсь. Мне так этого хочется…

– Так что тебе приснилось?! – настойчиво повторила Лиза.

– Хм, – задумалась я на мгновение, – я была в Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница Антарийском храме, бегала от волка, пряталась от Сефера. Это если кратко. А подробно? Прости, Лиз, но я не хочу воскрешать все те эмоции, что там ощутила.

– Пойми меня правильно, Сел, но первый сон многое может означать. Ты видела что-нибудь такое, о чем до этого никогда и не помышляла?

– Хм, можно и так сказать. Я видела одно украшение. Знаешь, странно все это. Позавчера я гуляла по рынку. – Я улыбнулась и, подумав немного, решила быть откровенной до конца, ибо не видела смысла что-либо скрывать. – Там мне случайно встретился странный торговец. Он практически всучил мне подарок, хотя я Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница готова была оплатить его, и… – Дальше я запнулась и закончила практически убитым тоном: – Он сказал, что я снова приду к нему и расскажу о своих снах. Лиз, я его подарок оставила богине в качестве подношения, а во сне Сефер забрал его.

– Иди в храм и забери подарок. – Голос рыжей был уверенным как никогда. – Богиня не обидится! А когда я вернусь, мы поговорим.

– Хорошо, пожелай мне удачи. – Я подхватила плащ и практически побежала.

– Будь осторожнее! – донеслось мне вслед.

Когда я влетела в конюшню и попросила Ласса о помощи, он за несколько минут оседлал мне очень резвую лошадку, и как бы я Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница ни привыкла к Грозе, осталась довольна ее скоростью. До храма я добралась так быстро, как только могла, чтобы не привлекать к себе пристального внимания.

Гроза… Руки, державшие повод, непроизвольно сжались. Сефер за последние дни забрал слишком много вещей, принадлежавших мне. А если добавить к этому еще и то, как он обошелся со мной, уверенность в правильности решения, озвученного вчера Брайсу, становилась очевидной. А ведь мы могли вполне мирно сосуществовать рядом. Антария большая, наша команда абсолютно не наглеет, как некоторые другие, обуреваемые жаждой наживы. Неужели он не мог делать вид, что нас не существует? А теперь из-за небывалой активности Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница некоторых нам придется пойти на риск и изыскивать средства, чтобы компенсировать убытки. О да, с каждой минутой мне все сильнее нравится идея с ограблением Сефера. И еще больше хочется увидеть выражение его лица, когда он об этом узнает. Такое зрелище нельзя пропустить.

Осадив лошадь, бросила поводья служке храма. Спрыгнула на землю, а в ладонь парнишке упала монетка.

– Я быстро, лошадь не уводи и оставайся здесь.

– Да, госпожа. – Малец, обрадованный блеском серебра, уважительно кивнул. – Я буду ждать вас.

Храм оглушал запахами и звуками. Вроде и народу было немного, но все ощущалось совершенно иначе. Резкий свет бил в глаза Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница, звуки и голоса действовали на нервы, а ароматы – от изысканных духов прихожан до конского пота от располагающейся поблизости коновязи заставляли недовольно морщиться.

Привычно натянув на голову капюшон и пожалев на мгновение, что мой кулон не на мне, я вошла в главные ворота и оказалась во дворе храмового комплекса. То тут, то там встречались знакомые лица, но, искренне надеясь, что без парика и с таким макияжем Элеру де Ансар никто не узнает, как не узнают и Селену, я направилась в придел моей богини. Но каждый шаг по каменным плитам как будто возвращал меня в сон. Оглянулась, боясь увидеть волка, сидевшего позади меня, и Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница невероятно обрадовалась, не обнаружив его. Зато обнаружила двух стражей около центрального входа.

Остановилась, споткнувшись от неожиданности. Где стражи из Первой гвардии, там и их звери, да и «ловцы» на груди у воинов никто не отменял. Но, судя по всему, Тим, как и всегда, совершил невозможное. Несмотря на то что стражи пристально вглядывались то в одного, то в другого прихожанина, на меня они не обратили ровным счетом никакого внимания. Лишь один мазнул по мне равнодушным взглядом и тут же отвернулся. Выдохнула с облегчением и снова замерла в состоянии, близком к панике. В ворота медленно прошел волк. Потрусил Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница мимо меня, лишь немного поведя ушами, когда обогнал, и, подойдя к хозяину, сел рядом.

Неужели я действительно неинтересна для своих загонщиков? Дикая радость поднялась изнутри. Хотелось петь и танцевать, но, ограничившись легкой улыбкой, я просто скользнула мимо стражей, не отказав себе в удовольствии прогуляться по грани. Добыча, которая невидима для охотников, – невероятное чувство!

Едва не напевая песенку и не прекращая довольно улыбаться, прошла по знакомой галерее и оказалась перед обителью богини. И тут я снова остановилась.

Сон повторился в реальности почти досконально, хотя и отличий хватало.

Вместе с незнакомым мужчиной, довольно высоким, хотя чуть ниже и плотнее капитана, у Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница статуи Селены стоял Сефер – с темными волосами, в коричневом камзоле – и в данный момент он как раз занимался тем, что снимал с руки богини мой подарок. Радость моментально исчезла, а сердце рухнуло куда-то вниз, да так там и осталось.

Я пришла слишком поздно! Если бы я проснулась хотя бы на пять минут раньше, меньше плескалась в ванне или хотя бы не так много времени провела перед зеркалом, то успела бы, а так… Оставалось только кусать губы от досады и, спрятавшись в нише за колонной, наблюдать за Сефером, понимая, что я все сильнее ненавижу его. Такого успешного, быстрого, красивого Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница и такого… гада!

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentajjeuaj.html
documentajjfbkr.html
documentajjfiuz.html
documentajjfqfh.html
documentajjfxpp.html
Документ Сложно жонглировать двумя жизнями и ходить по грани. Легко делать вид, что любви не существует. Но наступает момент, когда все, к чему ты привыкла, переворачивается с ног на голову. Друг оказывается 10 страница